Птицам тут не место: как работает группа авиационной орнитологии Пулково

Уже более 20 лет в аэропорту Пулково работает группа авиационной орнитологии. Сотрудники службы следят за тем, чтобы живые птицы не мешали полетам железных товарищей. О том, как орнитологи отпугивают диких птиц, читайте в репортаже Город+.

Мы сидим в обставленном коробками кабинете у начальника участка авиационной орнитологии аэропорта Пулково Андрея Борисовича с говорящей фамилией — Соколов. Он переезжает в новое здание, но на одной из стен все еще красуется яркий плакат с птицами. Такие вряд ли встречаются на территории Пулково, но и без них пернатых в аэропорту достаточно, и они здесь точно не желанные гости. Живые птицы мешают летать железным.

Работать над тем, чтобы птицы не сталкивались с самолетами, в Пулково начали в 80-х годах, а в 1993 году появилась структура, которая занимается только этим. Росло количество взлетов и посадок, менялись типы воздушных судов, уменьшалась громкость работы двигателя, увеличивались скорости, и потребность в такой работе все более выявлялась. Андрей Борисович пришел в Пулково в 2002 году, когда в группе авиационной орнитологии работало пять человек, в разные годы их численность менялась, сейчас в штате группы 11 человек.

Откуда пернатые в Пулково?

Особенно много птиц было в Пулково, когда работала свалка на Волхонском шоссе. Каждый день в одну сторону пролетало около 12000 чаек, а потом они летели в обратную сторону. Аэропорт активно выступал за закрытие Волхонки. «Мы письма писали, в том числе федеральным властям, но дело двигалось медленно», — рассказывает Андрей Борисович. А однажды свалка загорелась во время солидного международного мероприятия. И ее закрыли. Чаек стало меньше в десятки раз.

Пулково находится в зоне миграции птиц, рядом с ним проходит южная ветвь Беломоро-Балтийского пролетного пути. Поэтому весной и осенью у группы авиационной орнитологии самый горячий сезон. Наибольшее число столкновений птиц с самолетами происходит в мае и в сентябре, меньше всего в ноябре. Впрочем, это число все равно невысокое, и сейчас редко приводит к серьезным последствиям: железные птицы стали гораздо крепче.

Кстати, работа с птицами выходит за видимые границы аэропорта Специалисты контролирую орнитологическую обстановку в радиусе 15 км от контрольной точки аэропорта. Орнитологи наблюдают и за этой территорией. Аэропорт нанимал специалистов из СПбГУ, которые проводили там обследование и передали группе авиационной орнитологии целые книги, где расписаны опасные и безопасные зоны, с фотографиями, таблицами и схемами. Ежегодно орнитологи проверяют места скопления птиц, и все изменения фиксируют на картах.

Иногда на территорию Пулково залетают редкие птицы. В позапрошлом году орнитологи обнаружили сапсана, в прошлом — веретенника и большого кроншнепа. Андрей Борисович рассказывает, как нашел здесь гнездо ремеза. Интересными данными «пулковские» орнитологи делятся с коллегами из научных институтов.

«Горихвостка-чернушка тоже к нам залетала — крайне редкая птица. Она вообще в Альпах гнездится. Здесь до сих пор самец поет. Но ведь люди пройдут и даже не услышат... обидно», — вздыхает Андрей Борисович.

О столкновениях

«Для современной техники столкновение с птицей не обязательно несет какие-то последствия. Часто этого даже никто не замечает. В большинстве случаев замечают пятно, и все. Но любое столкновение — предпосылка к авиационному происшествию, поэтому это должно настораживать. В 2007 году в аэропорту Домодедово упал самолет АН-12 из-за столкновения с птицей», — объясняет Андрей Борисович.

Орнитолог рассказывает, что есть так называемый коэффициент столкновений. Он рассчитывается от количества взлетов и посадок. Считается, что аэропорт очень успешен, если этот коэффициент равен 0,5. В прошлом году в Пулково он был равен 0,15. Это значит, что в зоне ответственности аэропорта были зафиксированы единичные столкновения, а взлетов и посадок при этом совершено сотни тысяч.

" В этом году у нас уже было три столкновения. 8 мая маленький частный самолетик столкнулся с гусем на высоте 600 метров и в удалении 15 км от аэропорта. Последствий не было, но факт зафиксирован«, — зачитывает данные из своих отчетов орнитолог. Мировая практика знает о столкновении самолета с птицей на высоте 11 тысяч метров.

Есть самолетоопасные виды птиц: стайные и крупные. В первую очередь, это чайки, особенно серебристые. В прошлом году столкновения с ними удалось избежать, в этом случился инцидент с озерной чайкой.

По статистике ИКАО (Международная организация гражданской авиации), больше всего птиц попадает в двигатели самолетов. В Пулково птицы попадали: в обтекатель локатора (нос), двигатель, лобовое стекло, правую стойку шасси. «29% столкновений с птицами в мире происходит во время посадки, у нас в прошлом году было 18%, при разбеге — 25%, у нас — 4%, нижа ста футов (30 метров) — 50%, у нас — 13%», — продолжает зачитывать отчеты Андрей Борисович.

Какие средства применяет Пулково против птиц

Пока нас везли по территории аэропорта до кабинета Андрея Борисовича, мы заметили висящие низко над землей стеклянные шары — как в клубе на дискотеке. Здесь они выполняют роль совсем не развлекательную — ими отпугивают птиц. Пернатые боятся неожиданных ярких бликов, теряют ориентацию в пространстве и улетают подальше от неприятного источника света.

Воздействуют на птиц и с помощью звуков. «У нас стоит акустическая система вдоль взлетно-посадочных полос, по 12 установок, через каждые 450 метров, утсановлено видеонаблюдение Если на камере видна птица, можно нажать на кнопку и система издаст отпугивающий звук», — поясняет Андрей Борисович. Чаще всего птиц пугают криком вороны. «Ворона — космополит, живет везде, птица коммуникабельная, очень разумная. Если она издает сигнал тревоги, то прислушиваются почти все птицы», — продолжает орнитолог. Зато крик хищных птиц на пернатых устрашающе не действует: они охотятся молча, стараясь быть незамеченными как можно дольше.

Также на каждой полосе аэропорта круглосуточно дежурит орнитолог, который регулярно объезжает комплекс взлетно-посадочных полос. Смена длится 12 часов, при спокойной обстановке осмотр полосы проводится минимум раз в час, Зимой от птиц тоже нет отбоя: на полосу прилетают чайки, вороны и совы. Но промежутки между осмотрами полосы достаточно условные: орнитолог может выехать на полосу только с разрешения «вышки». В конце мая в Пулково работала только одна взлетно-посадочная полоса (вторая была закрыта на ежегодную профилактику), поэтому самолеты взлетали и приземляли здесь каждую минуту. В таком режиме оперативно выделить орнитологу время на объезд не всегда удается, приходится ждать допуска на полосу дольше обычного

Если при осмотре полосы, орнитолог замечает птицу, чаще всего он пугает ее сигнальной ракетой. Меры могут быть и другими: предупредить руководителя полетов, который передаст экипажу сообщение об угрозе. Иногда командир воздушного судна решает уйти на второй круг: тогда у орнитолога появляется время, чтобы спугнуть птицу.

Аэропорт Пулково — первый гражданский аэропорт в России, в котором начали применять хищных пернатых для отпугивания диких птиц. В мировой практике это началось на 5-10 лет раньше, у нас — в 1986-87 годах. В аэропорту Барселоны, к примеру, работает 10 сокольников и 45 хищных птиц. В России на сегодняшний день хищников использует Пулково, Домодедово, Внуково, аэропорты в Нижнем Новгороде, Саратове, Махачкале и Краснодаре. Первым в России применил хищных птиц для отпугивания пернатых военный аэродром Кубинка в Москве. Проблема здесь в том, что, как правило, такая служба строится вокруг сокольника. Если в городе нет сокольника, то некому и работать.

В Пулково работает сокольник Влад Лыженков, а вместе с ним четыре ястреба и два сокола. Как объясняет Влад, ко всему остальному дикие птицы рано или поздно привыкают, а к хищникам — никогда. «У нас не стоит задачи поймать и убить всех. Дикие пернатые птицы должны осознавать, опасность. Если мы убьем одну ворону, толку не будет. Нужно, чтобы одна птица передавала другим ,что опасность есть, и она реальна», — объясняет суть своей работы Влад.

У хищных птиц разные подходы к охоте. Ястребы работают на короткой дистанции, с руки. «Зачастую мы просто едем на машине и из открытого окна я выпускаю птицу недалеко от скопления птиц. Ястреб быстро догоняет жертву, пытается ее поймать и очень быстро выдыхается. Если он никого не поймал, его сманивают на перчатку», — объясняет Влад. У сокола стратегия другая: , поднявшись вверх, он может быстро развить скорость и продолжительное время догонять жертву. На службе в Пулково работают непритравленные соколы, которые не знают, что такое дикая добыча. Дело в том, что сокол — скоростная птица, может преследовать жертву очень долго и на большие расстояния. . После этого он вряд ли вернется в аэропорт, а значит Пулково потеряет ценного сотрудника. Вместо живой птицы сокол охотится на вабило. Это объемный муляж, сделанный из кожи и привязанный на шнур. Им сокольник размахивает, и птица пытается его поймать: как котенок, играет с игрушкой. Дикая птица видит, что недалеко от нее летает и охотится на что-то непонятное живой сокол. Для нее это уже достаточный аргумент, чтобы срочно покинуть излюбленное место.

«Птиц тренируем рано утром, когда нежарко. Наши птицы северные, им тяжело в жару. У меня дома живут мексиканские птицы, я думаю еще их начать применять, они к жаре более устойчивые», — рассказывает Влад. Он поясняет, что птицу нужно подбирать под конкретные ситуации, универсальных пернатых не бывает.

Пулковские хищники, которых мы видим в клетках, несут службу в аэропорту уже три года. Здесь живет ястреб Семикура, который в молодости хулиганил и однажды украл из курятника семь кур. Самого крупного хищника зовут Годзиллой, а одна из птиц — Наташка — носит имя бывшей сотрудницы группы авиационной орнитологии Натальи, которая с ней работала.

Как отпугивают птиц за рубежом

Главная задача для аэропорта — создать такие условия, которые не привлекали бы птиц вообще. В Пулково, например, затягивают технические водоемы специальной сеткой, вовремя стригут газон, чтобы он был высотой около 30 сантиметров (будет выше — появятся семена, ниже — птицы будут на него садиться).

В Европе же, рассказывает Андрей Борисович, стричь газон не нужно — большинство аэродромов «закатаны» в асфальт. Встречаются лишь небольшие кусочки травы. Во Фрапорте (компания, управляющая международным аэропортом Франкфурта) работой с птицами занимается всего один человек, потому что на территории аэропорта нет водоемов и растительности, а значит и пернатым он неинтересен.

В некоторых аэропортах Германии применяют отстрел птиц. Такая мера, кстати, прописана и в документах Пулково. Андрей Борисович считает ее эффективной, однако сам не использует. «Я гуманист», — объясняет орнитолог. А в Голландии, наоборот, вся работа с птицами сводится к тому, что ведется статистика сбитых пернатых. Остальные действия, считают голландцы, могут нанести вред диким птицам.

Ирина Власова, Город +